Мария Шарапова: Во время дисквалификации чувствовала поддержку спонсоров

Фигуристка Липницкая считает, что не реализовалась в спорте

Евгений Ловчев: Спартак ментально не готов к сезону!



Главный тренер сборной Канады: Без игроков НХЛ Олимпиада будет непредсказуемой

«КАНАДА МОЖЕТ ВЫИГРАТЬ ЗОЛОТО»

— Как долго вы раздумывали над предложением возглавить сборную Канады?

— Не так уж и долго. Я всегда мечтал принять участие в Олимпиаде. Мечта, которую я очень хотел осуществить. И, конечно, я горжусь своей страной. Возглавлять ее сборную — это всегда восторг.

— Но ведь без энхаэловцев — это разве настоящая Олимпиада?

— Да, она будет отличаться от предыдущих. Никто в этом и не сомневается. Но если вспоминать турниры до Нагано с частичным участием топовых любителей — это все равно было захватывающее соревнование. И тут картина будет такой же. Для абсолютного большинства игроков это будет едва ли не первый и последний шанс сыграть на Олимпиаде. И они покажут все, на что только способны. Ну, а когда игроки рвут жилы — не так уж важно, что у них за фамилии на спине, это все равно будет здорово смотреться.

— Есть мнение, что Олимпиада без энхаэловцев будет даже интереснее, поскольку в ней будет интрига.

— Это определенно так. Игроки НХЛ очень хорошо известны, все знают, чего ожидать от того или иного. Здесь так не будет. Приедет много хоккеистов, от которых не знаешь, чего ожидать; парней, нигде не засвеченных. Это здорово и интересно. У всех этих ребят еще нескоро появится шанс сыграть снова вместе. Поэтому я думаю, что эта Олимпиада будет более результативной, чем предыдущие турниры.

— Сможет ли Канада защитить титул в таких условиях, располагая только игроками, выступающими в Европе?

— Это, конечно, серьезный вызов, но мы бы и не ездили на Олимпиаду, если бы у нас не было шанса на победу. В то же время многие другие сборные тоже считают, что у них на это есть шанс. Они прикидывают составы и думают: мы можем взять золото. Правда, наша команда в этом от них не отличается. Да, нам нужно решить ряд вопросов, есть еще над чем подумать, но мы планируем справиться с этим за ближайшие пять-шесть месяцев.

— Россия при этом — все же фаворит Олимпиады?

— Один из главных. Они располагают серьезной глубиной состава. У них большой пул кандидатов высокого уровня. В КХЛ собраны хорошие игроки, причем некоторые из них просто решили повременить с переездом за океан. Ну, а когда Россия ловит свою игру — с ней всем и всегда трудно справиться.

— Дэйв Кинг был вашим главным тренером, когда вы еще играли за Университет Саскачевана. Теперь же — он ваш ассистент, что кажется забавным, учитывая, что за его плечами четыре Олимпиады.

— (Улыбается.) На самом деле именно он навел меня на мысль о том, что я могу стать тренером, подтолкнул к этому, когда я играл под его руководством. У него потрясающий подход к работе. Он обожает побеждать, ненавидит проигрывать, ну, а в наш тренерский штаб он привносит свой богатейший международный опыт. Он работал в России, много раз бывал тут, знает местных игроков. И это очень важно в преддверии Олимпиады.

ХОККЕЙ НА БОЛЬШИХ И МАЛЕНЬКИХ ПЛОЩАДКАХ — СОВСЕМ РАЗНЫЙ

— Не раз слышал мнение, что хоккей на больших и маленьких площадках — два разных вида спорта.

— Конечно, разница есть. Играть нужно по-другому. Но тут нельзя не отметить, что игроки нынче пошли очень умные. Они изначально понимают, что можно делать, а что нельзя. Это определенно плюс. Но в целом вы правы — это совсем разный хоккей. На большой площадке нельзя играть так же, как на маленькой.

— Что вам, как главному тренеру, еще в прошлом сезоне работавшему в НХЛ, нужно изменить в подходе, чтобы добиваться успеха на больших площадках?

— В первую очередь нам нужно играть умно. Нельзя позволять сопернику подлавливать нас на том, что мы агрессивно выжимаем его на периметр. От борта-то им будет трудно забить. А если выбрасываться на игроков, то тебя могут отыграть, и шайба окажется «внутри периметра», а это всегда чревато. То есть нужно быть осторожными, оказывая давление. Делать это только в том случае, если есть на что положиться, если опасные зоны перекрыты достаточным количеством игроков. Естественно, я хочу видеть свою команду агрессивной, но при этом пятак всегда должен быть занят и зачищен.

— Недавно Скотти Боумэн сказал, что современный тренер, чтобы добиться успеха, должен быть «инноватором», а не «контроллером».

— Я согласен, что любой тренер должен быть в какой-то мере инноватором. Другое дело, что это всегда рискованно. Если ты пробуешь что-то новое, всегда есть риск, что у тебя ничего не получится. Может и получиться, тогда, конечно, здорово, но далеко не факт, что все сработает, как надо. Знаете, мы же не хотим, чтобы имеющиеся в наличии игроки всегда играли предельно аккуратно, ничего не выдумывая. Мы хотим видеть тех, кто готов рисковать, искать шансы, ставить все на карту. Ну, а говоря это, тренер делает ровно то же самое.

— А как относитесь к тому, какое серьезное внимание сейчас уделяется в НХЛ цифрам, статистическому анализу? Верите в силу аналитики?

— Это стало трендом. С помощью аналитики можно показать самые разнообразные зависимости, но во многих случаях это просто графики. Ключевой момент- вести подсчет правильных и нужных вещей. И если вам это удается, если вы в состоянии вычленить факторы, которые позволяют одерживать победы — вот это может стать очень и очень хорошим подспорьем. Но если вы подсчитываете что-то, что никак не коррелирует с результатами, с победами — в этом нет смысла. Сами по себе цифры ничего не дают. К тому же хоккей — довольно непредсказуемый вид спорта.

НАМ ПОВЕЗЛО В ПОЛУФИНАЛЕ МЧМ-2009 ПРОТИВ РОССИИ

— На уровне сборных вы уже добивались успеха — с молодежкой, например. И против России. Как часто вы вспоминаете тот сумасшедший гол Эберле за 5 секунд до конца МЧМ-2009, когда на ровном месте ошибся Куликов?

— Ха-ха-ха (смеется). Иногда вспоминаю. Это был важнейший гол для нас. Знаете, противостояние России и Канады — это нечто особенное, оно пронизано духом соперничества. Забавно, но я уверен, что мы с вами можем пролистать в памяти историю наших встреч, при этом и вы, и я обязательно вспомним какие-то важные шайбы, какие-то красивые комбинации, потрясающие сэйвы. Это все сидит в памяти. Та шайба, конечно, из таких вот. Но нам тогда повезло. Сборная России нас по делу переигрывала к тому моменту. Поэтому то, что мы в итоге добились победы — было хорошим подарком.

— Канадская молодежка, пока вы были в тренерском штабе, вытащила немало казалось бы уже проигранных встреч. С чем это связано?

— Даже не знаю. Не думаю, что это как-то связано со мной. Больше с игроками. С тем, как в определенный момент развивались события. Когда ты играешь за свою страну — это всегда очень волнительно. И эмоции эти порождают страсть в игре. А когда многое на кону — страсть решает многое.

— Я почему спрашиваю: Шон Бурк говорит, что вы умеете заставить игроков играть согласно их потенциалу. При этом несколько лет назад говорили, что ведете себя на лавке чересчур эмоционально.

— В этом смысле ничего не изменилось. Мне нравятся эмоции, мне нравится, когда команда бежит без оглядки. И мы бы хотели, чтобы все это присутствовало в игре сборной Канады. Однако мы не можем руководствоваться одними только эмоциями. Нам нужно играть умно, полагаясь на собственное мастерство. Но и совсем без эмоций тоже нельзя. Тут должен быть хороший такой микс одного и другого.

ТРЯМКИН МОЖЕТ СТАТЬ ЗАЩИТНИКОМ УРОВНЯ ПЕРВОЙ ПАРЫ В НХЛ

— В НХЛ вы тренировали двух российских игроков: Никиту Трямкина и Николая Голдобина. Чем они вам запомнились?

— Два молодых парня, но весьма перспективных. На мой взгляд, Трямкин очень сильно прибавил в игре по сравнению с тем, каким он был до переезда в НХЛ. И я не сомневаюсь, что он продолжит развиваться, играя в таком вот стиле. Виделся с ним тут в Сочи. Похоже, он находится в великолепной форме. Что касается Голдобина, то это прекрасный нападающий. Единственное, что он еще очень молод. Мне кажется, он еще не совсем готов к тому, чтобы играть в НХЛ. Несмотря на исключительный талант. Это очень мастеровитый парень. Но с молодыми ребятами так бывает. Не возраст делает их готовыми к НХЛ, нет. А то, что в голове. Кто-то добивается своего быстрее, кто-то — медленнее. Однако у Голдобина есть все, чтобы заиграть.

— Говорят, он бесхарактерный, что ему как раз и мешает.

— В НХЛ не бывает бесхарактерных игроков. Он просто пока молод. Ему нужно повзрослеть. Это ведь не только его касается. Среди канадцев тоже полно молодежи, которая, попав в НХЛ, не до конца понимает, что именно ей нужно делать. Не понимает, насколько это сложная игра. Не понимает, что игра эта требует уделять ей все внимание на каждодневной основе. Не раз или два в неделю — а каждый день. Не важно, откуда игрок. В каждой стране есть ребята, которые проходят через подобные трудности, которым нужно немножко больше времени, чтобы созреть.

— Не это ли отразилось на печальной карьере Коди Ходжсона, который играл у вас в молодежной сборной, будучи звездой на этом уровне?

— Коди был невероятен. Но в его случае дело в другом — он получил тяжелую травму спины, которая серьезно сказалась на его игре. У меня были такие ребята, как Голдобин, но это не про Ходжсона. Повреждение спины подкосило его, он так и не смог вернуться на свой уровень. Он даже кататься на прежнем уровне не мог. Это и есть причина.

— Не думаете, что Трямкин сделал ошибку, вернувшись в КХЛ?

— Нет. Не мне судить игроков и их решения, я ведь не знаю, какова у него ситуация, как у него все складывается в семье. Мне нравится Никита. Он очень упорно работал над собой, всегда отдавался игре, многое привносил в игру «Ванкувера». Думаю, еще наступит время, когда он захочет вернуться в НХЛ. Ну, а сейчас он решил вот так и однозначно поможет своей новой команде.

— В ряде матчей за «Ванкувер» он порой выглядел настоящим монстром.

— Да уж, он парень крупный, смекалистый, мощный и физически сильный. И он весьма талантлив. Мне нравилась его игра. Есть в нем что-то такое, что заставляет думать, что у него есть шанс стать очень хорошим игроком. Все это, понятно, упирается в то, как он будет в дальнейшем развиваться, но потенциал у него высокий.

— Слышал мнение, что если бы он каждый матч играл с такой страстью, с таким задором, как у него иногда получается, то со временем стал бы игроком первой пары клуба НХЛ. Защитником второй пары.

— Возможно, даже первой. Я вижу в нем возможность дорасти до такого уровня. Что-то, конечно, должно произойти, чтобы он стал таким. Даже не знаю что. Но потенциал у него именно настолько высокий.

БРАТЬЯ СЕДИНЫ ТАК И НЕ ПОЛУЧИЛИ ТОЛКОВОГО ПАРТНЕРА

— Что у вас пошло не так в «Ванкувере»? Свой первый сезон во главе «Кэнакс» вы провели блестяще. Просто Седины постарели?

— Нет, не в этом дело. Седины — отличные игроки, прекрасные люди. Иногда ты просто попадаешь в ситуацию, когда команда сама собой входит в процесс перестройки. Наверное, это как раз мой случай в какой-то мере. Ванкувер — отличный город, мне нравилось там работать, и я очень благодарен «Кэнакс» за предоставленную возможность. Да, не все получилось, но я по-прежнему с теплотой вспоминаю и город, и людей, и клуб.

— Как вам удалось перезагрузить Сединов? При Торторелле они провели худшие сезоны в карьере.

— Повторюсь, близнецы — прекрасные люди. И очень честолюбивые. Не будь они честолюбивыми — ни за что не добрались бы до уровня, до которого добрались. В них есть чувство гордости. Это и позволяет им демонстрировать высочайший уровень мастерства. Знаете, они вдвоем — одни из лучших в том, что касается умения оставить защиту в дураках. Хоккей, правда, немного поменялся, сейчас им приходится сложнее, но они по-прежнему исключительные игроки.

— Трудно ли было подбирать к ним третьего игрока?

— Для нас — это было трудно (смеется). Дело в том, что в большинстве случаев у нас не было этого третьего парня под них. У многих команд он бы нашелся, но не у нас. И в этом, конечно, ничего хорошего нет. Это было несправедливо по отношению к ним. Получается, что ближе к концу своей карьеры они так и не получили партнера, которого можно было бы классифицировать как игрока уровня первой тройки в НХЛ. В их положении им бы такой очень пригодился. Но они никогда не жаловались. Каждый день выходили на лед и показывали все, на что способны. На самом деле Седины — очень крепкие ребята. В том числе ментально. Многие думают, что они какие-то мягкие — это не так. Совсем не так. Именно что твердые. И я проникся к ним безмерным уважением.

«ЖАЛЕЮ О ТОМ, ЧТО УПУСТИЛ ШАНС ПОРАБОТАТЬ С МАЛКИНЫМ И КРОСБИ»

— Интересно, что в 2014 году вы могли возглавить «Питтсбург». Но отказались от предложения «Пингвинов», которые хотели вас видеть на посту главного тренера, выбрав «Ванкувер». Не жалеете?

— От сожалений легче никогда не становится (смеется). На самом деле, имея ту информацию, что у меня тогда была, я бы и сейчас выбрал «Кэнакс». Основываясь на том, что я знал, тогда я посчитал то решение правильным. Да, позже ты можешь оглядываться назад и думать: может, и стоило поступить по-другому. Вообще, тренер — профессия, которая подразумевает постоянный выбор. Выиграл матч — значит, все сделал правильно. Проиграл — всегда думаешь, что нужно было пойти по другому пути. Не факт, что это сработало бы, но попробовать точно стоило бы. Собственно, мой подход всегда таким и был: анализировать, что пошло не так и что можно было бы изменить. Но у меня все же нет никаких сожалений по тому, что я выбрал «Ванкувер».

— Вы ведь могли работать с Кросби и Малкиным.

— Да уж, шанс такой был (улыбается). Эту возможность я упустил. Хотя у меня и были на то причины. Но, когда оглядываюсь назад, единственное, о чем я сожалею — что не воспользовался этим шансом. Потому что они — элитные игроки.

— НХЛ совершила ошибку, не включив Малкина в список 100 лучших хоккеистов в истории?

— Малкин — исключительный игрок. Все хоккеисты, вошедшие в сотню — исключительные. Но даже на их фоне — он исключительный. Как-то мы играли с «Питтсбургом», вели в три шайбы, а потом Джино взял и в одиночку установил контроль над игрой. Просто взял и «зарешал». У него есть эта способность — решать исходы встреч самому. И на самом деле Евгений, как и Седины, недооценен в том плане, насколько в нем развит дух соперничества. Насколько он неуступчив. Поэтому я очень уважаю его, как хоккеиста, и он определенно в числе тех, кто мог рассчитывать на попадание в сотню лучших. К сожалению, его там не оказалось.