Сборная Шотландии выиграла чемпионат мира по керлингу среди смешанных команд

Быков рассказал, что Белоусова помогала ему во время швейцарского этапа хоккейной карьеры

Челябинские металлурги впервые увидели кубок чемпионата мира по футболу



'Кинэну в прямом эфире стало стыдно, что судьи так 'душили' русских'. Ларионов - о Кубке Канады-87

Многие — в частности, главный тренер «Кленовых листьев» Майк Кинэн — считают те встречи лучшими в истории хоккея. Обозреватель «СЭ» поговорил о тех играх с центрфорвардом первой пятерки советской команды.

Майк Кинэн: В НХЛ про меня уже давно забыли. В России и Китае больше уважают опыт и мудрость

КУБОК КАНАДЫ-1987
Финал (до двух побед)
СССР — Канада — 6:5 ОТ (Касатонов, Крутов, Макаров, Каменский, Хомутов, Семак — Гартнер, Бурк, Гилмор, Андерсон, Гретцки)
Канада — СССР — 6:5 2ОТ (Рошфор, Гилмор, Коффи, Лемье — 3 — Хомутов, Фетисов, Крутов, Быков, Каменский)
Канада — СССР — 6:5 (Токкет, Пропп, Мерфи, Саттер, Хаверчук, Лемье — Макаров, Гусаров, Фетисов, Хомутов, Семак).

СЕГОДНЯ СУДЬИ ОСТАВЛЯЮТ СВИСТОК В РАЗДЕВАЛКЕ. ДЕЛАЙТЕ ЧТО ХОТИТЕ.

— Сразу же главный вопрос: считаете ли вы, что арбитр третьего финального матча Дон Кохарски сборную СССР целенаправленно «убивал»? Это было задание?

— Насчет задания начну издалека. Однажды я услышал занимательную историю от Марка Хоу, члена Зала хоккейной славы в Торонто, сына Горди Хоу. В сезоне-1975/76 была печально знаменитая встреча клубной суперсерии между «Филадельфией Флайерз» и ЦСКА, когда с первой минуты «Летчики» начали бить армейцев — и Константин Локтев на какое-то время даже увел их со льда. Так вот, Хоу, позже много лет выступавший за «Филадельфию», не раз слышал от своих партнеров по «Флайерз», игравших в январе 76-го, как перед матчем к ним в раздевалку зашла делегация руководителей НХЛ во главе с Джоном Зиглером, который через год стал президентом лиги, и сказала: «Сегодня судьи оставляют свисток в раздевалке. Делайте что хотите».

Почему и начался беспредел. Все это Марк говорил лично мне. В результате наши «попали» — 1:4. Не знаю, было ли сказано то же самое Кохарски в 87-м. Но президентом лиги тогда был тот же Зиглер. И не стал бы исключать, что могла произойти аналогичная вещь. Хотя ни от кого пока подтверждений тому не слышал. Очень хорошо знаком с Кохарски, во времена моей игры в НХЛ он проводил где-то по 12 из 82 наших матчей. Нам не доводилось откровенно говорить о той встрече в финале, но сейчас вы разожгли во мне интерес к этой теме, и если увижу его — спрошу. Сейчас у него в НХЛ сын судьей работает.

— А с кем-то из североамериканцев подробные беседы на тему того уникального судейства случались?

— Да, причем в прямом телеэфире!

— Это как?

— Пять лет назад, когда в НХЛ был локаут, народ скучал по хоккею, и эфир надо было чем-то заполнять, а в сентябре исполнялось 25 лет с того Кубка Канады. И по каналу TSN шесть часов подряд крутили финальные матчи. В студии находились главный тренер той сборной Канады, один из ее ведущих защитников Ларри Мерфи и я. Говорили до игры, в перерывах и после. Все встречи смотрели вместе, без рекламы — поэтому и удалось три игры ужать до шести часов.

— И как реагировали на видео Кинэн и Мерфи?

— По-моему, только из этой записи они поняли, какие явные удары и толчки клюшкой со стороны канадцев пропускали судьи, причем прекрасно все видя. Им даже стыдно стало, когда они четверть века спустя увидели, как судьи нас «душили».

— Они это вслух сказали в студии?

— Да. Безусловно.

ПОСЛЕ ШЕСТОГО ГОЛА ТИХОНОВ ВЫПУСТИЛ ЗВЕНО ХМЫЛЕВ — НЕМЧИНОВ — ПРЯХИН.

— А Кохарски в студии не было?

— Нет. А было бы интересно, что бы он сказал. И ведь такие вещи были не только у Кохарски в третьем матче. Первую игру в Монреале судил Пол Стюарт. И там «прилетел» мощнейший удар в спину Вовке Крутову, за который канадцам вообще ничего не было, хотя это однозначное удаление до конца игры. И судьи все прекрасно видели. Мы все втроем, сидя рядом, хором воскликнули: «Wow!» Вообще-то я к труду судей отношусь с большим уважением, обычно понимаю природу ошибок. Да и мы тогда осознавали, где играем. Но когда возникают такие ситуации с демонстративными толчками в спину, и реакция — нулевая… Это ведь вообще никак не объяснишь. Никакую симуляцию не придумаешь.

— В третьем матче вы вели к 9-й минуте — 3:0…

— …И тут у нас пошли удаления, одно за другим. Какие-то из них канадцы использовали, и это сыграло свою роль в сюжете матча. Тем не менее не хочу сказать, что проиграли мы только из-за этого.

У канадцев, как и у нас, играли выдающиеся мастера, с талантом и характером. Отыграться с 0:3 у сборной СССР при любом судействе невероятно сложно.

Если говорить глобально, победил хоккей. Конечно, всем хочется повесить на грудь золотую медаль и поднять над головой Кубок. Но главным в том Кубке Канады и той финальной серии было не имя победителя, а импульс, который они дали развитию всей игры. Люди получили колоссальное удовольствие. Мастерству участников финала не было границ.

— Это, безусловно, так. Но когда на 59-й минуте при счете 5:5 Кохарски игнорирует явный фол Дэйла Хаверчука на Вячеславе Быкове в чужой зоне, идет контратака «три в один», и Марио Лемье с Уэйном Гретцки спокойно раскатывают Сергея Мыльникова — могу представить вашу реакцию.

— Да, на Быкове была явная блокировка. Но ничего уже не вернешь, протесты подавай, не подавай — не поможет. На самом деле там была целая цепочка ошибок, и сводить ее только к нарушению Хаверчука, опять же, нельзя. Мы разбирали эпизод от и до в той студии TSN, о которой я уже рассказывал. Потому и не хочу упрощать ситуацию. Каждая мелкая погрешность в итоге привела к «эффекту домино». Сказалось и то, что было сразу после того гола.

— Что вы имеете в виду?

— Когда Лемье забил решающий гол, до конца основного времени оставалось чуть больше минуты. Не помню, была ли возможность у Виктора Тихонова взять тайм-аут. Но точно помню, что он выпустил тройку Хмылев — Немчинов — Пряхин. В решающий момент, когда нужно было отыгрываться. Вот так.

— Доводилось читать, что якобы Тихонов после игры публично пообещал побить Кохарски.

— Этого я не слышал.

— А еще — что к Тихонову в этом пожелании неожиданно присоединился тогдашний глава Ассоциации игроков НХЛ, скандальный Алан Иглсон, возмущенный судейством.

— (Смеется.) Этот человек возмущался только тогда, когда в его карман не поступали деньги. Коммерция там шла под номером один, а все остальное его не волновало. В связи с чем в какой-то момент у Иглсона и начались проблемы, и его во главе НХЛПА сменил Боб Гуденау, который начал выстраивать все действительно на благо игроков.

Малкин дорос до Ларионова

БАРБЕКЮ И ПИВО ДОМА У ГРЕТЦКИ.

— Это ведь именно на Кубке Канады-87 вы с Фетисовым, Макаровым и Тихоновым побывали дома у Гретцки?

— Да. Это было после того, как в выставочном матче перед турниром мы разгромили канадцев — 9:4. Но разве мы там не все пятеро из нашего звена были?

— Алексей Касатонов сказал мне, что их с Крутовым не было.

— В машину не уместились, что ли? (Смеется.) После матча Гретцки пригласил нас к себе домой на барбекю. За рулем был его отец Уолтер. Он и передал приглашение. Тогда речи о том, чтобы с нами поехал Виктор Васильевич, еще не было. Мы пришли к нему отпрашиваться, но он спросил, сколько километров от нашей гостиницы до дома Гретцки. Услышав, что около пятидесяти, отказал. Сказал: «Есть правило, что советские граждане не имеют права покидать отель в зарубежной стране в радиусе 40 километров».

— Что же вы сделали?

— Пришли к Уолтеру, сообщили об отказе. Расстроены были, конечно. И тут его озарило: «А что, если мы пригласим и Виктора?» Идем повторно: «Вас тоже приглашают». Он про радиус в 40 километров сразу забыл. Но решил подстраховаться и взял с собой еще одного Виктора, в действительности — сотрудника КГБ, который был приставлен к команде. Он поехал в роли переводчика. Вот поэтому-то, вероятно, Касатонову и Крутову не хватило места в машине.

— Как провели время у Гретцки?

— Отлично. Мяса хорошего поели. Там помимо Гретца были его жена, а тогда невеста Джанет, родители, а также друг, хоккеист Дэйв Пулин. Мы первый раз попробовали кукурузу, жареную на барбекю. Мы пили кока-колу, канадцы — пиво. Советские хоккеисты-то не выпивают (смеется).

Но наши глаза говорили сами за себя, и Уолтер нашел выход. Он сказал, что у них в подвале — комната трофеев, и он приглашает каждого по очереди ее посетить. А там нас ждала баночка «Молсона» или какого-то другого канадского пива. Мы выпивали и с облегчением шли продолжать трапезу.

— Виктор Васильевич ничего не унюхал?

— Нет. А если и унюхал, то ничего не сказал.

— Как он себя вел?

— Как обычно — скованно. Его коронная фраза, когда общались с североамериканцами: «Не говорю по-английски, потому что в школе изучал немецкий».

— По-английски из всех наших там только вы говорили?

— Думал, что говорю. Пытался. А в роли переводчика выступал тот самый Виктор. Пару часов посидели и уехали.

— Раз все было под контролем человека из органов, никаких взысканий за визит к представителям буржуазного мира потом не последовало?

— Отчет был подан. Со словами: «Наши советские люди вели себя достойно». И он про пиво в подвале не проведал!

БОУМЭН НЕ ЗАХОТЕЛ ВСПОМИНАТЬ, КАК ЕГО КАНАДА ПРОИГРАЛА НАМ 1:8.

— Сейчас уже никто не помнит, что Кубок Канады-87 сборная СССР начала с сенсационного поражения от шведов.

— А как мы проиграли?

— 3:5.

— (Смеется.) Я, как Скотти Боумэн, проигрышей не помню. Как-то спрашиваю его: «Помните, как мы обыграли вас в финале Кубка Канады в 81-м году, а вы там были тренером?» Он поднимает брови: «А кто там играл?» — «Ну как же! СССР — Канада — 8:1». Нет, говорит, не помню. И уже меня спрашивает: «А помнишь 75-й год, “Монреаль” — ЦСКА?» Отвечаю: «Сам еще не играл, но знаю — 3:3. Классный матч». Он дает бумагу: «Нет-нет. При чем тут 3:3. 38 бросков против 12 в пользу “Монреаля”!» Вот так и я только сейчас припомнил, что шведам проиграли. Зато в полуфинале потом с ними же без проблем разобрались.

— Отдельной историей на Кубках Канады всегда был матч предварительного этапа с Канадой. В 81-м проиграли 3:7, зато в финале разгромили «Кленовых листьев» — 8:1. В 84-м все, наоборот, — в группе выиграли, в полуфинале проиграли. А в 87-м разошлись миром — 3:3.

— В 81-м Тихонов изменения в составе сделал. В ворота на матч группового турнира Мышкина вместо Третьяка поставил, в защиту — Володю Зубкова вместо пропускавшего игру капитана Валеры Васильева. Два ведущих игрока отдохнули, и в финале это помогло.

А в 87-м силы были абсолютно равны — и в группе, и в финальной серии.

Но тут есть очень важная деталь — о системе подготовки. Мы перед Кубком Канады пару месяцев пахали как проклятые, а энхаэловские ребята по правилам Ассоциации игроков собрались за две недели до начала турнира. Две совершенно разные системы подготовки.

— По идее с такой заложенной базой вы должны были их гонять.

— В том-то и дело. Но наше мастерство, уровень таланта и сыгранности нивелировались тем, что мы играли под нагрузкой. Нужна ли она была? Большущий вопрос. Одно дело, когда у тебя нет мастеров, и ты должен компенсировать это беготней и строгой системой игры. А здесь был важен правильный подход, чтобы мы были посвежее. Но…

— Уточню еще один момент из предыдущего Кубка. В 84-м вы обыграли канадцев в последнем матче группового турнира. При том что если бы не выиграли, то не встретились бы с ними до финала.

— Было дело.

— А зачем?

— В том матче я не играл, у меня было растяжение связки колена. Был такой разговор, что все хотели видеть финал СССР — Канада. Но тогда было такое модное слово — «максимализм». Марксистско-ленинское. При том что можно было стратегически подойти к вопросу, дать паре ребят отдохнуть, как в 81-м. Не то чтобы специально проиграть, ни в коем случае. Но немного передернуть состав, а там уж как получится.

В результате же игра получилась сверхбоевой. Мы потеряли Вову Ковина, которому серьезную травму нанес Марк Мессье. По сегодняшним правилам Месс был бы дисквалифицирован на 20 — 30 игр. Наши ребята завелись, выиграли и попали на Канаду в полуфинале, где проиграли в овертайме.

Как Кинэн «съел» Кречина. Все хотят китайских денег

В ТОРОНТО НЕ ИГРАЛИ ИЗ-ЗА ВЛАДЕЛЬЦА-АНТИСОВЕТЧИКА.

— После 1981 года регламент Кубков Канады изменили — стали играть финал до двух побед, а не до одной. Чтобы такой конфуз, как те 8:1, не повторился?

— Считаю, это правильно. Мы тогда слова «плей-офф» не знали, у нас такого не было. Но чтобы никто не счел победу случайностью, надо выигрывать два матча из трех.

— На вторую и третью игры финала пришлось ехать в Гамильтон, где и клуба НХЛ-то нет. Зачем было Кубок Канады туда загонять?

— Гамильтон — примерно в часе езды от Торонто. Там как раз построили новую арену тысяч на 16. Интерес был колоссальный. Все то же самое, что в энхаэловских городах, только нет клуба. Канадцы вообще народ интересный. Чемпионаты мира им «по барабану». Если не доходят до финала — никто о них и не вспоминает, не пишет и не думает о будущем канадского хоккея. Зато если доходят, да еще и с Россией, а раньше Советским Союзом, играют… Тогда ажиотаж возникает мгновенно, и в него вовлекается вся страна.

— А правда, что в Гамильтоне, а не в Торонто играли еще и потому, что тогдашний владелец «Торонто» был ярым антисоветчиком и сказал: «Ноги советского хоккеиста на моей арене не будет»?

— Истинная правда. Его звали Хэролд Баллард. У него были какие-то свои мотивы, но мы, молодые, в эти дела не вникали. Факт, что в Торонто мы не играли ни в клубных суперсериях, ни за сборную.

Политика вообще периодически всплывала. Помню, в конце суперсерии-82/83 обыграли «Филадельфию» — 5:1, и меня признали лучшим игроком матча у сборной СССР. Сижу на интервью вместе с Бобби Кларком, а между нами — агент Сергей Левин, который переводит. И вдруг Кларк говорит: «Никак не могу поверить, что советские солдаты сейчас шагают по улицам Афганистана». Меня попросили прокомментировать, я сказал: «Не знаю, о чем речь. Мы сегодня играли в хоккей, победили, и я рад, что на хорошей ноте закончили серию». Сейчас мы с Бобби вместе заседаем в совете Зала хоккейной славы. Надо бы ему как-нибудь напомнить ту историю…

— Об Украине он ничего не говорил?

— Нет. А человек он очень интересный.

ОБЪЕДИНИВ ГРЕТЦКИ И ЛЕМЬЕ В ОДНОМ ЗВЕНЕ, КИНЭН ПОСТУПИЛ ГИБКО.

— Если бы Владислав Третьяк доиграл до 1987 года, он не пропустил бы столько голов?

— Трудно загадывать. Хотя Владик, конечно, закончил рано. Со своим профессионализмом он мог бы спокойно играть еще четыре-пять лет точно. А когда ты имеешь за спиной человека, который выручит, когда нужно, — это большой плюс. Это меняет твою игру, стиль, мировоззрение — какой процент своих мыслей ты должен переключить на оборону. Но и без Третьяка мы думали в первую очередь об атаке.

— В первом финале Гретцки на 58-й минуте вывел Канаду вперед — 5:4, и казалось, что это все. Однако Андрей Хомутов тут же сравнял счет. Как у вас руки не опустились?

— Потому что все было заточено на атаку.

Ни у нас, ни у них не было такого — играть по счету. Когда две команды собраны из мастеров, они хотят забивать и получать удовольствие от игры.

И даже при счете 4:1 никто не собирался закрываться и выбрасывать шайбу из зоны. У тех сборных СССР и Канады были другие приоритеты. Отыгрываться в невозможных ситуациях удавалось и нам, и им. А не удалось, когда мы выставили четвертую пятерку при счете 5:6 в третьей игре, когда шанс еще был.

— Первый матч финала в овертайме выиграла сборная СССР, второй — Канада. Когда Валерий Каменский сравнял счет на 59-й минуте второго финала и двойной овертайм продолжался полчаса, моменты закончить Кубок Канады у вас были?

— Да, и очень хорошие. Но Грант Фюр в воротах канадцев творил что-то невероятное. Один шанс был с моим участием. Я выводил на бросок Крутова, и Фюр совершил немыслимый сейв. Гол отправил бы канадцев по домам. У нас было больше шансов на победу, но Марио Лемье воспользовался своим.

— Именно на финальную серию Кинэн придумал объединить Лемье и Гретцки в одном звене. Железный Майк рассказывал мне, что эта мысль посетила его на летнем ранчо в Онтарио, и он до последнего не открывал идею даже своим помощникам. И реализовал ее только в финале: в «предвариловке» такого не было.

— Это был хороший ход Майка. Иметь двух таких великих мастеров в одной команде — большая привилегия для любого тренера. Не хочу сравнивать Кинэна со Скотти Боумэном — но, объединив их, Майк поступил очень гибко. Когда есть два центрфороварда такого уровня, супернестандартные личности, им не нужны ни день, ни два на то, чтобы сыграться. Они могут это сделать с листа, как два выдающихся джазовых музыканта. Один начнет, другой подыграет — и это сразу же захватит аудиторию.

Кинэн тогда отцепил от команды многих звездных игроков и будущих членов Зала славы, включая Стива Айзермана. Многие бы сделали по-другому. Тем не менее и его выбор игроков, и решение объединить Гретцки и Лемье дали результат. Канада выиграла — а значит, он был прав.

— Ваше звено с сочетанием Гретцки — Лемье часто сталкивалось?

— Помню, что в первой же смене третьего матча, когда Сережа Макаров забил гол, нам противостояла тройка Гретцки — Лемье — Мессье.

Почему не выбрали Могильного и Тихонова?

ПО ЗРЕЛИЩНОСТИ И ЭСТЕТИКЕ ТА ФИНАЛЬНАЯ СЕРИЯ БЫЛА ФАНТАСТИЧЕСКОЙ.

— Многие, включая Кинэна, считают финальную серию Кубка Канады-87 лучшим хоккеем в мировой истории. Вы — тоже?

— Одним из. Не хочется отделять 87-й год от суперсерии-1972, принижать последний и тем самым обижать предыдущее поколение. Для меня, 11-летнего пацана, 72-й год был чем-то необыкновенным. Мы с отцом смотрели все матчи дома в Воскресенске по черно-белому телевизору, и тех эмоций мне не забыть никогда.

Но финальная серия Кубка Канады-87 по эстетике была фантастической. Просматривая эти матчи, ты понимаешь, насколько в том хоккее отсутствовал схематизм. Это был натуральный хоккей больших мастеров! Непрекращающаяся игра на встречных курсах, зрелище для болельщиков в чистом виде. То, что люди хотели видеть.

В этом смысле нынешний Кубок мира — конечно, хороший турнир, но в плане зрелищности он потерял. Раньше были разные и великие школы. В финале-87 схлестнулись советская и североамериканская, а сегодня все лучшие игроки выступают в одной лиге — НХЛ. И ожидать той жесткой борьбы, которая была тогда, той спортивной ненависти друг к другу не приходится. Борьба есть, но не такого накала, что раньше. Перед сезоном никто не хочет никого травмировать. Плюс различные системы, модели, которые выхолащивают импровизацию и красоту. Поэтому такого зрелища, как тридцать лет назад, думаю, мы на уровне сборных уже никогда не увидим.

Вторую часть интервью с Игорем Ларионовым читайте в сентябре в одном из номеров «СЭ» и на сайте. В ней легендарный советский и российский нападающий ответит на вопросы:

— Почему Ларионов живет в США и есть ли у него амбиции работать в серьезных хоккейных проектах?
— Почему в середине 80-х Ларионов на год стал в СССР невыездным и какими были последствия его знаменитого открытого письма Виктору Тихонову в «Огоньке»?

— Вернется ли НХЛ на Олимпиаду в 2022 году?
— Почему Наиль Якупов выбрал «Колорадо», а не КХЛ, и чего первому номеру драфта НХЛ не хватает, чтобы раскрыть свой талант?

— Считает ли он Павла Дацюка своим учеником и есть ли у Дацюка в России наследники по пониманию игры?
— Зачем Ларионов открыл в Москве собственный 24-часовой ресторан и тренажерный зал?