Пять звёзд НХЛ, которые готовы замахнуться на 60 голов в сезоне

Липницкая будет комментировать российский этап Гран-при по фигурному катанию

Я слишком много думала

Ригони: Когда-то я хотел быть похожим на Ди Марию

После официальной презентации новичок «Зенита» Эмилиано Ригони ответил на вопросы «Чемпионата». 10-й номер «Зенита» рассказал о переговорах между клубами, о телефонном разговоре с Роберто Манчини и вспомнил некоторые эпизоды карьеры у себя на родине.

Кальегари и Абденнур - французский след в селекции Манчини

«Манчини спрашивал, могу ли я играть на обоих флангах атаки»

— О том, что вы переходите в «Зенит», сообщалось ещё две недели назад. Почему всё так затянулось?
— Стороны долго шли к варианту, который всех устроит, и я счастлив, что всё закончилось именно так. Да, переговоры были очень, очень долгими.

— Вы нервничали?
— Это одна из тех ситуаций, когда ты ничего не можешь изменить, нужно просто сидеть и ждать. Я доволен, что «Зенит» приложил серьёзные усилия, чтобы осуществить трансфер. В то же время хотелось хорошо расстаться с «Индепендьенте». В этом клубе у меня со всеми сложились тёплые отношения.

— В переговорах участвовал ваш личный представитель? Не родственник?
— Это не родственник, но человек, которого я очень давно знаю. Практически с детства. И он, разумеется, профессиональный агент.

— Вы рассказывали, что вначале был звонок Роберто Манчини. О чём говорили?
— Манчини спрашивал, могу ли я играть на обоих флангах атаки, где мне удобнее. Я ответил, что одинаково играю слева и справа. И готов принести пользу команде на той позиции, на которой меня видит тренер.

— Вы стали следить за «Зенитом», когда узнали о его интересе. Матчи РФПЛ можно посмотреть в Аргентине по телевизору?
— Нельзя! Приходилось искать в Интернете. Какие-то записи смотрел в YouTube, на других сайтах. Пиратских? Ха-ха, на разных.

— Вы уже провели одну тренировку с командой. С кем-то пообщались?
— Утренняя тренировка была длинной и насыщенной, раньше у меня таких не было. Много работы, чувствуется серьёзный настрой. Поэтому у меня ещё не было времени общаться. Но, конечно, перекинулся парой слов с другими аргентинцами. И ещё немного поговорил с Доменико Кришито. Он приветствовал меня, пожелал удачи.

— Ваш бывший одноклубник Херман Денис говорил, что вы можете получить итальянский паспорт. Не думали об этом?
— Я его уже получил! Так что у меня сейчас двойное гражданство: Аргентины и Италии.

— Где живёте?
— Сейчас в отеле. Но вскоре клуб подберёт мне квартиру, и тогда жена и дочь присоединятся ко мне. И раз мы приехали надолго, то русским языком надо будет заняться всей семье. Возможно, в клубе сами решат найти мне преподавателя для занятий. Но я буду изучать русский в любом случае.

— В «Зените» пять аргентинцев. Думаете, все они будут учить язык? Или в реальности вся команда заговорит по-испански?
— Мы здесь иностранцы, поэтому именно мы должны учить язык страны, в которой находимся. Но, конечно, будет постоянное общение, постоянный рабочий процесс. Поэтому в итоге должен получиться такой культурный обмен. Другие футболисты тоже начнут немного понимать испанский, общаясь с нами.

«А что, Зелиньски — это не русская фамилия?»

— В «Индепендьенте» вас позвал Маурисио Пеллегрино. Сейчас он работает в «Саутгемптоне». Не приглашал в Англию?
— Пеллегрино — отличный тренер, он многому меня научил. Я рад, что у него всё хорошо. Он не звал меня в «Саутгемптон». Может, пока.

Хотел бы я играть в Англии? Да, конечно. Это чемпионат, который мне нравится. Поэтому я рад, что перешёл в «Зенит»: здесь можно сделать себе имя. А дальше посмотрим.

Надо ставить себе цели постепенно.

— Вы предпочли бы играть в Англии или в Испании?
— В Англии.

— Недавно в «Индепендьенте» перешёл Хонас Гутьеррес. Он победил рак и вернулся в футбол. Как он?
— Мне повезло провести рядом с ним несколько недель до переезда в Россию. Это очень сильный человек. Он в отличной форме! И очень рад вернуться. Он наслаждается игрой, даже тренировками. Видно, что голоден до игры.

— До «Индепендьенте» вы играли в «Бельграно». Там у вас был тренер Рикардо Зелиньски, по прозвищу Эль Русо («русский»). Откуда такое прозвище?
— Думаю, только из-за фамилии. Русский — это намёк на происхождение. А что, это не русская фамилия?

— Не совсем.
— Ну, может быть. Но восточноевропейская же!

— Сейчас, находясь в России, вы не считаете это совпадение необычным?
— Я не задумывался об этом. Просто совпадение.

— Русский… На ваш взгляд, кто это? Опишите своё представление о русских.
— Если говорить о внешности, то высокий, крепкий блондин. А внутри… Думаю, что серьёзный. Да, очень серьёзный. Может, из-за климата? И с сильным характером. Молчаливый, особенно по сравнению с нами, латиноамериканцами. Вы не любители пошутить.

— Вернёмся к «Бельграно». Во время матча этого клуба случилась трагедия: на стадионе убили болельщика. Какой была ваша реакция?
— Действительно, это трагедия. Это случилось во время дерби. Весь город был потрясён, клуб наказали. Но это никак не изменило моего отношения к клубу.

— У аргентинских ультрас неважная репутация. Это справедливо?
— Не уверен. Проблемы же бывают не каждый день. Случаи насилия на стадионах — это плохо, но это редкость. Зато наши зрители болеют со страстью. Они заряжают игроков.

«Зенит» нашёл крайнего. Кто такой Эмилиано Ригони

— Почему многие болельщики в Аргентине против Лео Месси?
— Я не думаю, что таких много. Наверное, его сравнивают с Марадоной и не понимают, что это разные люди из разных эпох. Месси — это эпоха, то, что он делает, — невероятно. Я не понимаю тех, кто против него, тем более кто его оскорбляет.

— Есть игрок, на которого вы хотели бы быть похожим?
— В начале карьеры я хотел быть похожим на Анхеля Ди Марию. У нас есть что-то общее в манере игры. Но сейчас я — это я.

— Лучший правый вингер в современном футболе прямо сейчас?
— Арьен Роббен. Очень умный.

— И напоследок снова о русской теме. Вы родились в Кордобе. Знаете, что у Кордобы есть город-побратим в России, Ижевск?
— Нет, никогда не слышал об этом. Как он называется, Ижевск? Привет, Ижевск!