Моуринью vs Гвардьола. Битва за величие

Денис Шаповалов: Мне ещё предстоит осмыслить и осознать масштаб этой победы

Макгрегор был хорош, потому что я стал старше



'Поработал бы в российском топ-клубе, но пока все мои мысли о 'Юте'

Чемпион НБА и Евробаскета-2017 Игор Кокошков - об уходе из сборной Словении, потенциале Луки Дончича, натурализации европейских игроков и перспективах российского баскетбола.

Сборная Словении впервые в своей истории выиграла чемпионат Европы по баскетболу. Главным творцом неожиданного успеха команды из небольшой балканской страны стал 45-летний наставник словенцев Игор Кокошков. Сербский специалист, за плечами которого длительная карьера за океаном и титул чемпиона НБА, всего за полтора года смог превратить середняка европейского баскетбола в лучший баскетбольный коллектив континента.

Сразу после победного финала с Сербией мы обменялись телефонами с Кокошковым, но побеседовать с тренером «Юты» получилось только в конце октября. В интервью «Известиям» Игор Кокошков рассказал о старте своей карьеры, секрете успеха на Евробаскете, поздравлениях от Стива Нэша и сложностях натурализации Энтони Рэндольфа, а также о своем желании поработать в России.

— После Евробаскета-2017 вы покинули сборную Словении. Что стало причиной этого решения и когда оно было принято?

— Назначение на пост главного тренера сборной Словении стало для меня большой честью. Я изначально понимал, что это временно, поэтому главной целью было оставить после себя достойную команду. Думаю, этим летом мы многого достигли. Команда Словении показала действительно замечательные результаты и превзошла все ожидания. Я рад, что мы оставляем национальную баскетбольную команду в хорошем состоянии и передаем ее в надежные руки. Надеюсь, Словения сохранит уровень одной из лучших команд в Европе и продолжит развиваться. Это и было моей целью, и я уверен, что справился с ней.

— С победой на Евробаскете вас поздравляли многие звезды НБА, в том числе легендарный Стив Нэш. Чье поздравление было самым неожиданным и приятным?

— Я работал со Стивом пять лет. Это был один из самых замечательных периодов моей тренерской карьеры. Он действительно уникальный игрок и человек. Я получил много звонков от друзей, тренеров НБА, генеральных менеджеров и тех, кого я в прошлом тренировал. Немного удивлен, что столько людей смотрели наши игры и Евробаскет в целом. Поэтому мне сложно выбрать какой-то один звонок, но остановимся на том варианте, что это был Стив.

— Какой матч плей-офф Евробаскета в Стамбуле стал самым сложным?

— Каждая игра была сложной по-своему. Первый матч против Польши отличался тем, что наши соперники были очень хорошо готовы физически. Во втором нам противостояли финны, обыгравшие в первом туре сборную Франции. В третьем мы встречались с командой Греции, где собрано много опытных и талантливых игроков. Потом были победы над Исландией и Францией. Сложно выбрать один матч… Плей-офф в Стамбуле мы провели на одном дыхании. Особенно запомнилась игра с Испанией. Именно тогда мы и поняли, что у нас есть шанс выиграть Евробаскет. Многим кажется, что это было легко, но поверьте мне, это было очень трудно.

— Генсек литовской федерации баскетбола Миндаугас Шпокас критиковал сборную Словении за приглашение Энтони Рэндольфа. Как вы относитесь к натурализации в европейском баскетболе?

— Мы не нарушили никаких правил, в том числе правил ФИБА. Словения не первая национальная команда, которая так поступает. Ранее игроков натурализовали команды Израиля, России, Хорватии, Боснии, Грузии… В этом нет ничего странного или необычного. Нам было тяжело натурализовать Рэндольфа, потому что правительство Словении нас не поддерживало. Я думаю, у каждого есть свое мнение и право его выразить. Опять же, не мы первые и точно не мы последние. Энтони — отличный игрок и человек, который очень помог нам. Ничто не изменило моего мнения относительно команды, наших побед, завоевания золотых медалей. Так что мы очень рады, что Энтони с нами, и надеемся, он продолжит играть за Словению.

— Многие считают, что Лука Дончич будет выбран под первым номером драфта НБА. Вы согласны с этим мнением? Можно сказать, что сейчас он самый талантливый игрок?

— Да, c полной уверенностью. Он — алмаз международного баскетбола. Слежу за его играми и очень рад за Луку. Я совсем не удивлен его успеху, ведь он уникальный игрок, который имеет великолепный дриблинг, обладает умением забивать невероятные мячи и здорово защищаться. Удивительно, с какой уверенностью играет этот 18-летний юноша. Я сказал ему, что неважно, будет он разыгрывающим или форвардом, в любом случае он будет отличным игроком. Я бы хотел, чтобы Лука приехал в НБА, как только почувствует, что пришло его время. Мне кажется, что он способен отыграть в лиге следующие 17 лет.

— Ему может противостоять Зион Уильямсон, который также претендует на роль первого номера дратфа-2018?

— Я слышал о нем, но не знаю всех его способностей. Про Луку знаю больше. Опять же, карьера в НБА — это долгая гонка, и начальная позиция в ней играет важную роль, но все-таки не является ключевой. Есть много примеров, когда очень сильные игроки не смогли закрепиться в НБА, а есть и много более слабых игроков, у которых сложилась отличная карьера в лиге. Конечно, важно, как высоко тебя оценят в драфте, но гораздо важнее, сколько лет ты проведешь в НБА.

— На Евробаскете вы избежали встречи с Россией. Смотрели ли вы игры нашей сборной, могли бы оценить потенциал?

— Думаю, тренер Базаревич проделал отличную работу с командой. Тот факт, что с ним продлили контракт, лишнее тому доказательство. Я смотрел много игр России, включая товарищеские матчи. Думаю, это был прекрасный опыт и для всех российских игроков. Особо выделю Шведа, он играл незабываемо. Настоящий лидер команды. Этим летом он еще раз доказал, что вполне мог бы быть востребован в НБА. В целом выход в полуфинал — хорошее достижение. Думаю, болельщики сборной могут быть довольны этим результатом и игрой своей команды. Я знаю, что у российского баскетбола длинная и успешная история, и сейчас вы находитесь там, где должны быть.

— Были ли у вас когда-нибудь предложения из России? Вам было бы интересно поработать в нашей стране?

— Я очень уважаю российский баскетбол, у вас одна из лучших лиг в мире, помимо НБА. За последние 10 лет российские команды выросли профессионально во многих аспектах. Одни из лучших команд Европы — российские. Я всегда открыт для новых возможностей и задач. Как тренер я бы, конечно, рассмотрел шанс поработать с российским топ-клубом, но пока все мои мысли связаны с «Ютой».

— Большую часть своей карьеры в «Юте» провел Андрей Кириленко. Что говорят о нем сейчас?

— В «Юте» его до сих пор очень любят и уважают. Я встречал его на благотворительном мероприятии клуба два года назад. Для него это второй дом. Поколение Кириленко, Окура, Уильямса — золотое поколение истории «Юты» под руководством Джерри Слоуна. Противостоять Кириленко всегда было очень трудно. В то время он был, пожалуй, одним из лучших защищающихся и одним из самых стабильных игроков лиги. Я помню, когда впервые увидел Андрея. В Белграде проходил товарищеский турнир, команды готовились к чемпионату мира. И за сборную России играл очень талантливый парень. Это и был Кириленко. Я спросил, сколько ему лет — оказалось, что всего 16. Я не поверил своим ушам и сразу сказал, что он станет звездой НБА.

— Вы начинали работать в баскетболе с самых низов. На каком этапе карьеры вы осознали, что можете достичь чего-то в качестве тренера?

— Знаете, все тренеры начинали с самых низов. Я тренировал юношескую сборную Сербии, и мне представилась возможность уехать на стажировку в США. Я посещал школы, колледжи. Посмотрел, как всё устроено в университете Дьюка, набирался опыта у великого Майка Кржижевски. Потом познакомился с Куином Снайдером, который через год предложил мне работу в университете Миссури. Это был 1999 год. Спустя 18 лет я всё еще в США. Тяжело сказать, когда я понял, что баскетбол будет моей работой, но я всегда знал, что эта игра — моя жизнь. Я не знал, что когда-то попаду в НБА. Просто много работал над собой, немного удачи и обстоятельства мне помогли.

— Немного удачи?

— Да. Мне повезло встретить правильных людей в правильное время. Я стал первым иностранным тренером в истории НБА. Это произошло 17 лет назад.

— Какую команду вы бы назвали лучшей в своей карьере?

— «Детройт», 2004 год. Я тренировал их три года, и все три года мы участвовали в финале Восточной конференции. Играли в двух финалах НБА, а в 2004-м выиграли Кубок Ларри О’Брайена. Сложно оспорить такой успех. В то время мы были лучшей командой НБА. Было весело. Незабываемый опыт работы с Флипом Сондерсом, Джо Дюмарсом. И 2010 год, «Финикс» со Стивом Нэшем и Грантом Хиллом. С ними мы играли в финале Восточной конференции. Эта команда, наверное, запомнилась мне больше всего. Я сделал всё, что мог. Я был больше, чем просто частью команды.

— У вас было много побед, но поражения тоже были. Какое было самым болезненным в вашей карьере?

— Побеждать легко, это скажет любой тренер. Это как жизнь: есть хорошие дни, когда вокруг много друзей, а есть плохие, когда рядом никого нет. В спорте то же самое. Спорт жесток. Нужно научиться терпеть поражения. Когда я ушел из «Финикса», следующим моим клубом стал «Кливленд». Это была очень молодая команда, которая была плохо сыграна. Я был их тренером всего год, но очень многому научился за тот период. Проигрыш делает тебя сильнее, опытнее, готовым к сложным ситуациям в будущем. Давайте назовем период в «Кливленде» самым непростым в НБА.

— На протяжении семи лет вы возглавляли сборную Грузии. Какие впечатления оставили эта сборная и эта страна?

— Это был великолепный отрезок моей жизни. Думаю, что мы вместе очень многого достигли. Я взял команду в 2008 году, когда они выступали в дивизионе Б. Затем мы переместились в дивизион А, а в 2011 году дебютировали на Евробаскете. Впервые в истории грузинского баскетбола. Там была и сборная России. Тогда у вас играли молодые Швед и Кириленко. Была хорошая команда, не забуду тренера Дэвида Блатта. Дэвид — очень открытый человек, и я думаю, он еще получит свой шанс в НБА. С 2011 года сборная Грузии не пропустила ни одного Евробаскета. Немного нескромно замечу, что в этом есть и моя заслуга. В то время мне как молодому тренеру НБА нужен был опыт, и работа с грузинской командой приблизила меня к европейскому рынку. Эти годы помогли мне вырасти профессионально. Я сохранил отличные воспоминания о людях, команде, болельщиках. В Грузии очень любят баскетбол, и игроки стараются платить тем же.

— Как вы думаете, у Милоша Теодосича и Богдана Богдановича получится закрепиться в НБА?

— Рад, что вы спросили про них. Теодосич и Богданович сейчас на разных этапах карьеры. Богданович еще молод, Теодосич более опытен, он заработал себе большой авторитет, выступая за ЦСКА. Думаю, оба приняли правильное решение попробовать свои силы в НБА. Теодосич популярный и уважаемый в лиге игрок, его талант невозможно оспорить. Если у него не будет проблем со здоровьем, он станет важной частью «Клипперс». Богданович моложе, думаю, его путь в лиге будет длиннее, он будет выступать дольше Милоша. Он очень талантлив, умеет забивать и очень цепок в защите.

— Главным тренером «Юты» и вашим непосредственным начальником является Куин Снайдер, работавший в ЦСКА. Знаете ли вы, что в Москве он согласился написать предисловие к книге упомянутого вами Майка Кржижевски?

— О, Куин знает ценность образования, так как сам прошел через все ступени баскетбольного олимпа. Мы с ним в очень тесном контакте, он всегда с теплотой отзывается о Москве, России и том периоде своей жизни. Этот человек сделал очень многое для меня — можно сказать, дал мне путевку в НБА.