Зуев забил - Ростов победил

Криштиану Роналду заявил, что Россия приносит ему удачу

Стыдно уступить такому сопернику, плохо проигрывать перед Спартаком

Шубенков оказался на грани провала. Но ему повезло

Ожидание. Оно может быть приятным. Например, предвкушение Нового года в детстве. Или дня, когда приходит зарплата. Накануне приезда внуков поднимается настроение у бабушки с дедушкой.

Но есть и обратная сторона. Мучительно нудно сидеть в аэропорту, когда твой рейс переносят каждые полчаса. Ужасно нервирует часами стоять в очередях разных госучреждений. Безумно долго тянутся дни перед встречей с любимым человеком. Такое ожидание выматывает, выжигает, не дает спать и блокирует мысли о чем-либо еще.

А теперь представьте, каково спортсмену, который проходит в следующий раунд соревнований как «лаки-лузер», но впереди еще два забега и в них могут найтись ребята, которые пробегут быстрее — и отправят тебя домой. Именно в такую ситуации попал Сергей Шубенков. Казалось, эти два забега не закончатся никогда…

БЕЗ ПРАВА НА ОШИБКУ

Спортсменам и их личным тренерам вообще крайне тяжело накануне ключевого старта. Между квалификациями и полуфиналами, а потом полуфиналами и финалами — вечность. И бесконечность нервов. Все, что было наработано за год, нужно показывать здесь и сейчас. Никого не волнует, сколько часов пахал спортсмен, сколько литров пота он потерял и какую боль терпел. Никому не интересно, сколько бессонных ночей было у тренера, и как много времени он провел на сборах в отрыве от родной семьи.

И ведь одна маленькая осечка может перечеркнуть все труды. Осознание того, что у тебя нет права на ошибку, убийственно давит на психологию. Именно поэтому на главных стартах нередки провалы.

Вот ямаец Рональд Леви. Спортсмен проводит лучший сезон в карьере. Он бил личные рекорды, как орешки. Довел свое персональное достижение до 13,05. Это третий результат сезона в мире. Леви считался одним из главных претендентов на медаль в Лондоне. Однако в предварительном забеге, из которого он мог выходить в полуфинал на одной ноге, атлет врезался в барьер, потерял равновесие, а вдовесок ко всему схватился за заднюю поверхность бедра. Ямаец вылетел. И о его геройстве в прошлые месяцы уже едва ли кто-то вспомнит.

ЖРЕБИЙ

Среди прочих мелочей, которые могут оказаться роковыми — жеребьевка. Если на гладких 100 м фавориты в большинстве своем добираются до финала, то вот 110 м с/б — другая история. Барьерный спринт — это не просто сверхскоростная, но еще и сложнотехническая, контактная дисциплина. Начнешь не в том темпе — потеряешь ритм. А это — пиши пропало. И чем выше конкуренция, тем больше вероятность такого исхода.

Утренний забег дался Шубенкову тяжело, чего он сам и не думал скрывать. Однако к вечеру Сергей должен был завестись. Скорее всего, режим со спокойного на боевой в голове россиянина переключился сразу после того, как стал известен состав полуфинальных забегов. Та самая жеребьевка…

Вместе с Шубенковым в первый забег попали олимпийский чемпион, лидер мирового сезона ямаец Омар Маклауд и серебряный призер Олимпийских игр в Рио Орландо Ортега, представляющий Испанию. С ними же — француз Гарфилд Дарьен, имеющий в сезоне 13,09 и крепкий американец Элик Харрис. Это при том, что в финал напрямую выходят только два спортсмена…

ШУБЕНКОВ: Я БЫЛ НЕ ПРАВ, НАДО БЫЛО ВЫИГРЫВАТЬ ЗАБЕГ

Сергей бежал в финале гораздо свежее, чем утром. Но это хватило только для третьего места в забеге. Первый — Маклауд (13,10), который постоянно показывал, что у него с головой и нервами все в порядке. Второй — Дарьен (13,17). Шубенков показал 13,22 и на 0,01 опередил Ортегу.

— Я был не прав, — сказал Сергей после забега. — Нужно было побеждать в забеге и спокойно выходить дальше. А я даже большую «Q» не получил. Теперь вот не все зависит от меня. Но, думаю, этого должно хватить.

— О чем подумали, когда увидели состав своего полуфинала?

— Да уж, всех лидеров засунули в один забег. Но я понятия не имею, как формируются забеги!

— Как вам бежалось по девятой дорожке?

— С краю наоборот хорошо, уменьшается вероятность контакта с соперником.

— Ортегу контролировали?

— Нет, он далеко был. Вот Маклауда чувствовал. Пытался рвануть за ним, но пока не получилось. Хотя бег пошел куда легче, чем утром.

Потом были два вторых полуфинала. И пробежать быстрее Шубенкова в них не смог никто. Второй забег выиграл Шейн Бретуэйт (13,26), третий — Балаш Бажи (13,25).

В понедельник Шубенков побежит в финале. У него и Клевцова впереди еще сутки нервного ожидания развязки сезона. Но насколько было бы хуже, если бы ждать было нечего.