Валерий Газзаев: Вылет из Кубка не ставит под сомнение уровень Зенита и ЦСКА

Китайский Чжэцзян Итэн обвинил охрану стадиона в Лицзяне в избиении футболистов клуба

Глушаков: Если расслабим булки, то всё, до свидания!

Сергей Базаревич: Хотел закончить как тренер после этого Евробаскета

Антон БАБОШИН
из Стамбула

— Повлияла ли на результат последнего матча стычка между Шведом и Воронцевичем?

— Мы — семья, а в семье случается всякое. Думаю, эта ситуация дала нам толчок. Что именно там произошло, не буду комментировать.

Без Алексея мы бы не зашли так далеко. Могу сказать, что мы на протяжении всей подготовки боролись с собственными демонами, и это было очень сложно. Считаю, мы стали лучше, иначе бы так далеко не продвинулись. Победили ли мы их? Нет. Чтобы победить всех, может, и жизни не хватить.

Я даже хотел закончить как тренер после этого турнира. И, видимо, на какое-то время закончу. Я многое о себе понял, это отличная экстремальная школа.

— Почему возникли такие мысли?

— Иногда устаешь иметь дело с некоторыми вещами.

— Какое будущее у этой сборной?

— Я не знаю, какое будущее у меня в сборной. У меня контракт сегодня закончился. Останусь ли? Пока у меня нет предложения, не буду заниматься кокетством.

— Чемпионат вышел для вас сложным?

— Вспомнил, как чувствовал себя, когда был игроком. Как не спал в решающие фазы чемпионатов мира и Европы. Потому что чувствовал на себе давление. Некоторые не чувствуют, а я, может, сам себе его создавал. Тем более, был капитаном. А сейчас такая история — баскетбол стал более тренерским. Ты понимаешь, что можешь дать, и пытаешься это сделать. Тут главное — не переборщить.

— Почему команда три матча подряд так слабо начинала?

— Специально заманивали соперника (улыбается). Сегодня, может, я перестарался с мотивационной речью, увлекся и сбил игроков с толку. Хотел дать им возможность сыграть раскрепощено. Раньше говорили, что мы слабо играем третью четверть, теперь — первую. Видимо, сложно все четверти проводить одинаково. Я благодарен игрокам, федерации и всему своему штабу. Если бы не они, мы бы не вышли из группы. Все работали преданно и честно.

— Что чувствовали, когда Виталий Фридзон в один из ключевых моментов матча не попал трехочковый?

— Игра складывается из попаданий и промахов. И после одного из них не заканчивается. Чувствовал, что надо продолжать. Надежда умирает последней.

Без медалей, но с надеждой. Россия заняла 4-е место на ЧЕ

— Если бы можно было изменить что-то в кадровых решениях, подготовке, стали бы это делать?

— Ну насчет кадров у нас небольшой выбор. В подготовке было очень непросто — наверное, это мне урок на будущее. Я думал, что мы построили что-то год назад и от этого пойдем дальше. Мы все были в легкой эйфории от прошлогодней кампании, все складывалось так легко и весело. Оказалось, что это вообще не так — абсолютно новая история. Пришлось вернуться и делать заново. В первую очередь в баскетбольном плане, во вторую — в психологическом. Может, времени не хватило. Наверное, я моралью поздно начал заниматься. Думал, что с ней все хорошо, а было не очень.

— Многие ваши тайм-ауты с этого турнира разошлись в интернете на мемы.

— Да, мне дочь тоже присылала. Как будто я сказал какую-то абракадабру. А я вроде и не говорил такого. Может, это она переборщила — она в рюмочной смотрела. А это вообще хорошо или плохо?

— Это говорит о том, что за вашими выступлениями следят.

— Думаю, это главный результат. Я уже говорил и повторю — баскетбол непопулярен у нас в стране. Девять команд выступают в высшем дивизионе, мы выбираем из 50 игроков. Это стыдно. И от игры сборной многое зависит. Надеюсь, мы дали какой-то толчок. Знаю, что многие люди наблюдали за турниром, и их количество прибавлялось. Даже мемы — свидетельство интереса. Надеюсь, после этого какие-нибудь дети пойдут в спортшколы, а их тренеры перестанут пытаться выиграть медали и будут воспитывать игроков.

— Чем вы недовольны по итогам турнира?

— Немного разочарован, что не смог дать Мише Кулагину больше игрового времени. В какие-то моменты, наверное, надо было играть полной ротацией в 12 человек. Это сложно для тренера, но нужно было что-то придумать. Кулагин — будущее сборной. Это я про Мишу, Дима уже проявил себя молодцом.

— Плохо ли, что у нас только один игрок — Мозгов — выступает в НБА?

— При нынешней ситуации, наверное, плохо. Там кто только не играет. В мои годы это было редкостью, а сейчас даже какие-то малоизвестные личности едут. Для меня, например, некоторые задрафтованные игроки из Европы были сюрпризом. Наверное, если они не считают, что мы можем там играть, это плохо. В какой-то мере свидетельствует о нашем уровне.