Шайбы Сергачева, Наместникова и Кучерова помогли Тампе победить Каролину в матче НХЛ

Граборенко: В АХЛ мне зарядили в голову, и я уснул, очнулся в раздевалке

Геркус: ФК Локомотив ограничен финансовым fair play, больших трат ждать не стоит

Маркос Багдатис: Теперь у меня меньше сил на всякие трюки

— Как вам игра, атмосфера на корте?

— Сегодня все было отлично: обстановка, освещение, публика и атмосфера в целом. Я провел хороший матч. Орасио тоже хорошо играл. Однако я лучше подавал и зарабатывал больше легких очков за счет этого.

— Одним из ключевых моментов стал тот, когда мяч после вашего удара попал в линию, а Орасио долго оспаривал его.

— Иногда и на харде можно увидеть след от мяча. Так получилось: технология показала, что мяч попал. Понимаю, что Орасио был расстроен. Но так бывает, иногда спорные мячи трактуются в твою пользу, иногда в пользу соперников.

— Вы пропустили несколько месяцев в этом сезоне из-за травмы. Сейчас вы полностью оправились?

— Я травмировался в январе после Australian Open, долго были проблемы с ногой. До середины грунтового сезона восстанавливался. Можно даже сказать, до турнира в Анталье. Провел плохой сезон на траве, но на харде выправил свое положение. Хотя на чемпионате США сыграл очень неудачно. Сейчас я играю хорошо и вопрос в том, чтобы продолжать набирать форму.

— Это была далеко не первая ваша травма. На сколько, на ваш взгляд, проблемы со здоровьем повлияли на вашу карьеру в целом?

— Конечно, у меня такая манера игры, что я должен быть здоровым, хорошо готовым физически, быстро бегать. У меня ведь нет какого-то одного мощного оружия. Травмы, конечно, мешают, но я должен быть благодарен за свою карьеру. Мне 32 года, и сейчас я люблю этот спорт даже больше, чем прежде. Очень рад, что могу каждую неделю начинать новый турнир.

— Радует ли вас, что ваш почти ровесник Рафаэль Надаль в 31 год выиграл Открытый чемпионат США и занимает первое место в рейтинге?

— Я никогда не сравнивал себя ни с Надалем, ни с каким-либо другим теннисистом. Потому что у каждого свой путь. Я всегда говорил, что хотел бы завершить карьеру, когда буду стоять в Top-20. Так будет правильно. Все дело в стабильности, в том, чтобы избегать травм, комфортно чувствовать себя на корте. Пока моя цель — вернуться в первую сотню. Потом посмотрим, что будет.

— Публика привыкла к тому, что Маркос Багдатис — это экспрессия на корте. Однако в последнее время вы стали более сдержанны. Повлияли ли на это обстоятельства в вашей личной жизни, дети?

— У меня просто меньше энергии на все эти штуки. Это не связано с детьми, с семьей. Это жизненный опыт. Мне говорят, что я стал серьезен и перестал любить теннис, но это совсем не так. За пределами корта я по-прежнему так же весел, просто нужно получать эти эмоции от правильных вещей.

— Сейчас модно ездить по турнирам с семьями. Возите ли вы с собой по турнирам жену и дочек? Нравится ли им это?

— Могу сказать, что это зависит от расписания, нужно находить баланс. Жена и дети нередко путешествуют со мной, но мы с супругой старательно обсуждаем, в какую конкретную страну мы едем. Важно, чтобы была хорошая погода, чтобы детям было интересно, было чем заняться, чтобы были пляжи.

Мария НИКУЛАШКИНА, Артем РЯБОВОЛ
из Санкт-Петербурга.